Великая Германия

Александр Бурьяк

Великая Германия


Другие поездки На главную страницу

ЭРОТИЧЕСКИЙ ВЕБ ЧАТ
Сначала название материала было и вовсе "Моя Германия", потому что переполняющая меня бурная привязанность к этой стране требу- ет адекватного выражения. Под словом "моя", конечно же, имелось в виду не присвоение чего-то материального: только образы, только следы чего-то там, просочившегося через фильтр предубеждений. Любимое и нелюбимое, понятое и непонятое, важное и неважное, но всё-таки зацепившее. * * * Германия всё ещё великая (и прекрасная), хотя уже не такая великая (и прекрасная), как, к примеру, перед началом Первой Мировой войны, когда она была на очередном пике германскости. Величие Германии разъедается в основном тремя факторами: Евро- союзом, иммиграцией, изобилием. Евросоюз препятствует проведению НЕМЕЦКОЙ политики и насаждает политику общеевропейской либераль- ной бюрократии. Иммиграция делает немецкость особенностью паспорта, а не души и физиономии. Изобилие ведёт к деградации немецкого "человеческого материала" и сокращению рождаемости. Главные враги сегодняшней Германии -- германские пенсионеры: они в своё время не нарожали достаточного количества немцев, а теперь голосуют за политику, поощряющую использование иммигран- тов, чтобы те обеспечивали им высокий уровень жизни. * * * Некоторые места обитания притягивают активных людей, некоторые -- нет. Чем больше активных людей проявляет себя в некоторых при- тягательных местах, тем более притягательными эти места становят- ся. Так появились Аахен, Кобленц, Висбаден, Кёльн и пр. Изначаль- ная притягательность места обычно обеспечивалась какими-нибудь природными особенностями. К примеру, Кобленц возник там, где могучая река Мозель впадала в ещё более могучую реку Рейн, тогда как Аахен и Висбаден выросли возле целебных источников. Иногда делал место особенным какой-нибудь великий человек: религиозный подвижник, учёный или воин. Кстати, в немецких землях около СЕМИДЕСЯТИ городов и городков имеют в названии Bad и Baden ("купание"), а в России -- почему-то лишь Кисловодск и Минеральные воды имеют в названии курортный оттенок. Да ещё Ашхабад есть, но это уже не в России. * * * В части архитектуры "какой-нибудь" немецкий Аахен весит больше, чем целая Белоруссия со всеми своими памятниками раннего христи- анства и позднего ампира. Почему так произошло -- а чёрт его зна- ет. Воевали они не меньше нашего и не успешнее нашего. Основная причина, возможно, в лучших природных условиях и соответственно в большей плотности населения: из-за этого было жалко древесины на постройки, а вдобавок была менее привлекательной возможность сбегать в леса в случае вражеских нашествий. Приходилось строить каменное, да ещё с толстыми стенами. А каменное накапливается. А каждому строителю хотелось превзойти предшествеников, результаты которых были перед глазами. А в этих результатах вдобавок было возможно изучать в натуре всякие инженерные тонкости. * * * Рейн -- германское чудо. Когда-то Рейн прорвался через горы. Наверное, тысяч двеннадцать лет назад в районе нынешнего Боденского озера в Альпах скопилось очень много воды от тающих ледников. Воды, не имевшей выхода в океан. И однажды она ХЛЫНУЛА. Рейн широк. Можно представить себе тоску в глазах римских легионеров, когда им ставилась задача "перейти Рейн". В течение тысячелетий Рейн был естественной границей между германцами и кельтами, более-менее защищавшей их друг от друга. То, что в конце концов Рейн стал внутренней рекой Германии -- конечно же, свидетельство превосходства "нордической расы" над теми, кто не придавали значения защите "чистоты крови". * * * Немецкий карнавал. Самое мощное немецкое праздненство. С язы- ческо-сатанинским душком, но всё-таки поважнее Рождества и Пасхи вместе взятых. Carneval -- "влечение к мясу". К плотским удоволь- ствиям, наверное. Начинается карнавал в "грязный четверг" (schmutzige Donners- tag). В этот день женщины обрезают мужчинам на улицах галстуки и даже, как говорят, иногда отдаются бесплатно, только мне такие не встречались. Наверное, потому что я всякий раз был без галстука. В Кёльне в "грязный четверг" по улицам уже с утра ходят ряженые кто во что горазд. Самые модные типы: "монах" и "заключённый". Кто не вырядился, тот хотя бы намазывает себе физиономию красками разных цветов (это самый быстрый и дешёвый способ приобщиться к карнавалу). К вечеру на улицах скапливаются ТОЛПЫ ряженых. Места- ми уже валятся с ног в стельку пьяные Karnevalisten и Karnevalis- tinen, а впереди ещё целая ночь упоительных безумств в грубом немецком вкусе. От своих карнавалов немцы получают уйму Lust, и Spass, и Entspannung, потому что для бурной радости им требуется очень немного: переоделись каким-нибудь чучелом -- и счастливы. Вызы- вает удивление то, как долго им удаётся сохранять в карнавальный период своё радостное возбуждение: у представителей других этно- сов эйфория длится в худшем случае несколько часов, у немцев же -- несколько дней и ночей. Правда, справедливости ради надо ска- зать, что довольно многие немцы о карнавалах отзываются с досадой. * * * В Кёльне в дни карнавала попалась мне раз на глаза негритянка, которая по-карнавальному намазала себе щёки, как немка. Мне стало даже жалко её, бедненькую, приткнувшуюся к чудому празднику. Я ведь в принципе человек не злой и в глубине души совсем не хочу газенвагенов и т. п. Но расовые и государственные границы -- это вам не какой-нибудь рудимент, вроде копчика у человеков: это худо-бедно переборки на непрочной подводной лодке "Земля", и ковырять дырки в переборках -- занятие очень нехорошее. Нужны какие-то мягкие охранительные меры, чтобы однажды не оказаться в ситуации, когда даже такие любители природы и компромиссов, как я, зарычат яростно "мочи их всех!" и пойдут в последний бой за остатки НАШЕЙ Европы. * * * У меня сложилось мнение, что немецкое "чувство юмора" довольно простенькое: мужчина, переодетый женщиной, или что-нибудь по по- воду места пониже спины -- это у них обычные темы. * * * Путь модернизму в католические храмы Германии расчищался в основном англо-американскими бомбардировками 1940-1945 гг.: в процессе восстановления разрушенных кирхен место уничтоженных шедевров занимали модные дегенератские поделки, неявно и понемно- гу калечащие психику тех, кто на них смотрят. * * * К пикантным фактам истории. Рейнские немцы воевали на стороне Наполеона и до сих пор считают войну против России 1812 г. СВОЕЙ войной. В Кобленце даже есть памятник по этому поводу. * * * В 1944 году немцы решили оставить Париж без боя, чтобы сохра- нить великий город для человечества. Сделали это вопреки приказу Гитлера. В благодарность французские патриоты в Париже стали стрелять отступающим немецким солдатам в спину. Наверное, убили несколько отставших обозников. Я думаю о мужестве немецкого генерала, нарушившего приказ Гит- лера обороняться в Париже. Я думаю о дурном настроении немецких солдат, отдававших за просто так плод своей блистательной победы. Я ценю благоразумие англо-американцев, выждавших, пока немцы уй- дут из города. Я совершенно не понимаю рвения французских недоум- ков, которые стреляли из окон в уходивших солдат обескровленной, но стойкой немецкой армии, да ещё снимали это на киноплёнку как доказательство своих военных подвигов. Эти гнусненькие кинокадры я видел. * * * При сравнении Гитлера и Наполеона представлять Гитлера худшим по причине виновности его в геноциде -- это не умно. Всякая война затевается для того, чтобы своему народу сделалось лучше, а дру- гому сделалось хуже (нередко это даже получается, иначе не воева- ли бы вообще). Открытое уничтожение невооружённых представителей другого народа ради освобождения ими места под солнцем -- это всего лишь отказ от лжи. На поле боя, не на поле боя -- какая разница? Если уничтожать не на поле боя -- это много легче, чем на поле боя, и сберегаются жизни своих, то почему бы нет? То есть, надо либо всякую войну считать недопустимым злом, либо уравнять Наполеона и Гитлера в отношении убийства людей. Иначе -- абсурдистский трёп, который в конце концов приведёт к тому, что кто-то очистит место под солнцем уже от тебя. Если войну ведут не для того, чтобы подсократить численность другого народа, а только для того, чтобы немного оттеснить его от источников благ, то ведь это оттеснение в конце концов ТОЖЕ приведёт к дополнительным смертям или к нерождению кого-то (что эквивлентно смерти, потому что тоже означает сокращение числен- ности народа). Справедливый международный порядок -- наверное, такой, при котором блага и бедствия делятся между народами по... А вот тут начинаются трудности! Варианты делёжа: 1. Пропорционально текущей численности народов. Но тогда некото- рые народы будут приобретать себе дополнительные территории и др. блага через усиленное деторождение. 2. Пропорционально квотам на численность народов. Но тогда неко- торые народы посчитают себя ущемлёнными из-за того, что не успели размножиться, как другие, к моменту установления квот. 3. Пропорционально текущим потребностям народов. Но тогда как быть с псевдопотребностями? 4. Так, как уже разделено, то есть каждый народ владеет тем, что успел урвать. Но тогда в некоторых народах, со времени послед- него передела повысивших свои возможности урывания, накаплива- ется значительное недовольство "международным положением". 5. Пропорционально способности урвать. Можно наложить ограничение на способы урвания: к примеру, только через экономическую экспансию и миграцию населения -- при условии "нерушимости границ". В современном мире имеет место пятый вариант делёжа, то есть через урывание по правилам. Но вымирают почему-то те, кому удаёт- ся больше урвать посредством экономической экспансии, а наращива- ют численность почему-то те, у кого таким образом урывают. Зна- чит, наверное, то, на что "цивилизованные народы" в настоящее время тратят успешно урванные ими блага, -- на самом деле им не нужно. * * * В Германии не светофор для человека, а человек для светофора. Культ светофора у немцев по значимости стоит на четвёртом месте после Weihnachtsmann-а, Иисуса Христа и какого-то там Шумахера. Ну, я в Германии изподтишка нередко святотатствовал на красный свет, если в поле зрения не было автомобилей и полиции. При этом всякий раз у меня было впечатление, что остававшиеся в ожидании зелёного света немцы мысленно стреляли мне в спину. * * * Германия пытается выгадать на режимах работы светофоров. Не знаю, насколько велик получается выигрыш, но выглядит это страно. Бывает, на перекрёстке по половине минуты или более горит жёлтый свет, и все ждут непонятно чего. Потом, если посереди проезжей части имеется "островок" для пешеходов, то зелёный свет обычно зажигается только на половину проезжей части (и хорошо ещё, если на ближайшую к тебе). Дойдя до середины проезжей части, ты должен снова ждать зелёного света. Наверное, это рассчитано на инвалидов и ползучих старикашек, которых всё больше. * * * Немцы и железные дороги -- тема большая. Железные дороги очень подошли немецкому менталитету: чёткость, слаженность, мощь -- то, что немцам даётся лучше, чем кому-либо в мире. Игрушечные поезда, двигающиеся по игрушечным рельсам, были характерной для немецкого детства вещью лет сто. Посредством таких игрушек воспитывались настоящие боши, какими они останутся в истории после того, как европейские расы прикажут всем разноцветным народам жить долго и счастливо. В настоящее время немецкий порядок на железных дорогах нередко разрушается -- под тяжестью сложностей: много чего наворочено. Если Regional Express едет, к примеру, из Hannover в Wolfsburg, на нём (экспрессе) всё равно может быть написано Wolfsburg- Hannover, а не наоборот. Слава Богу, вокзал в Вольфсбурге ни с чем не спутать А ещё там могут двери вагонов туго открываться, особенно если в мороз. Дёргаешь за ручку, а механизм не срабатывает. А стоянка поезда -- одна минута. А следующий поезд может быть только завтра. А ещё всякие табло на маленьких станциях отсутствуют: Германия тратит большие деньги на помощь голодным гаитянским неграм и пр., так что денег на оборудование собственных железных дорог остаётся очень немного. А ещё в Fahrplan ("плане поездки", распечатываемом к билету) не указывают конечной станции промежуточного поезда, а указывают только станцию пересадки. Это неудобно, потому что на поезде и на табло над перроном указывается, наоборот, конечная станция, а промежуточную станцию -- если она маленькая -- могут и не указать.
Германия
Игрушечный поезд на вокзале в Брауншвейге.
Германия
Настоящий паровоз возле вокзала в Брауншвейге.
Багажные полки в немецких поездах открытые и вместительные, так что припыленная тевтонская молодёжь, когда едет подвыпившей толпой на футбол или с футбола, иногда на них даже сидит, свесив ноги над головами верных товарищей. Полки устроены так в уверен- ности, что поезд никогда не сойдёт с рельсов и 20-килограммовый чемодан типа моего никому на голову не упалёт. Между тем, поезда сходят иногда с рельсов даже в Германии. Правда, в других странах багажные полки в поездах тоже открытые, но от немцев всё-таки ожидаешь их известной Gruendlichkeit (основательности). * * * Немцев отличает уважение к простому труду. В немецких землях даже королей и императоров в процессе их воспитания учили какому- нибудь ремеслу. Кузнечные, плотницкие и прочие опыты Петра I Романова -- это было подражание им, немцам. Есть тьма народов (не будем их называть), у которых считается большим личным дости- жением, если ты вынудил других работать за себя, а сам сидишь и пьёшь чай. У немцев это не так: у них каждый должен arbeiten, выполнять свой трудовой долг. Дома ремесленных гильдий местами до сих пор являются украшением немецких городов. Изображение людей труда -- с молотками, лопатами и пр. -- распространённый элемент немецкого архитектурного декорума, насколько его можно отследить в глубину веков. Германия всегда больше гордилась не своими военными победами, а плодами своих трудовых усилий. Даже на воротах одного известного концлагеря немцы, не удержавшись, приделали лозунг: Arbeit macht frei. Но немцы довольно чувствительны в отношении продолжительности рабочего времени, содержания работы и оплаты её. О чём договоре- но, то и сделают, а сверх договорённости -- никак или с очень большим скрипом. Русская душа в этом отношении как-то пошире будет: может позволить себе и обещанного не сделать, и сверх обещанного что-нибудь подарить. Издержки немецкого подхода -- бесконечные немецкие бешпрехунги (совещания), на которых всё это перетирается и утрясается. У русских же -- тяга к d'abord s'angager, alors on voit ("сначала ввязаться, потом будет видно"). Немцы вообще очень любят советоваться. У них полно всяких Rat-ов, Berater-ов, Ratgeber-ов, Beratung-ей и т. п. Покупатели в магазинах любят обращаться за советами к продавцам, а те -- с советами к покупателям, причём взаимное притяжение тех и других может затягиваться минут на 20 и более, так что ждать, пока продавец завершит разговор с покупателем, обычно не имеет смысла. Кстати, если говорить по существу, то в Германии давно уже "власть советов". Доказательством тому -- Rathaus в каждом горо- де. Даже если город страдал под игом какого-нибудь герцога, епископа, курфюрста, маркграфа, просто графа или просто фюрста, "совет" в нём всё равно существовал, хотя и с меньшими правами. * * * В немецких поездах приблизительно половина пассажиров -- с, мягко говоря, неарийской внешностью. Чего им не сидится по окку- пированным городам -- вопрос сложный: может, города им не нравят- ся, а может, пассионарность распирает изнутри их большие семьи. Или же их срывают с места тёплые чувства к разбросанной по Европе родне. Чем дешевле и удобнее транспорт в европейских странах, тем стремительнее процесс расползания по ним разноцветных иммигран- тов. От образования безвизовой шенгенской зоны выиграли в первую очередь они -- "новые европейцы". * * * Путешествие по Германии -- это собирание душевных травм. Куда ни шпукнешь, попадёшь в турка или китайца, на худой конец -- в импортированного из бывшего СССР еврея. Но я об этом говорю так часто, что уже сам себе надоел. А главное -- без каких-либо последствий: как будто я не к людям, а к памятникам обращаюсь. * * * В немецких поездах всегда проблема выбрать место: чтоб рядом не оказался никто из сморкучих и крикучих; чтоб мусора вокруг не очень много было разбросано и чтоб до тебя на сиденье вряд ли кто ставил ноги в грязной обуви, а только в чистой. Как правило, че- рез полчаса езды в немецком поезде у меня просыпается маниакаль- ное желание убивать его пассажиров, а потом и вообще всех, кто подвернётся, кроме симпатичных девушек без наколок и пирсинга.
Германия
Путь, которым собачье дерьмо попадает с тротуара честным людям на брюки.
Немцы -- люди с железными нервами. Какое-нибудь припыленное чмо в вагоне поезда может целый час орать свою ерунду, и никто не попробует заткнуть ему пасть. Только громко сморкаются иногда в ответ. Моя противонемецкая защита в немецких поездах -- звукоизолирую- щие наушники: давление немецких голосов и немецких носов на мои чувствительные арийские нервы они снижают раза в три, так что дорога даже начинает нравиться. Спать невозможно по-прежнему, но желание перерезать тевтонам глотки ослабляется до почти безопас- ного уровня. * * * Когда едешь в загаженном немецком поезде -- среди бумажек, бутылок, яблочных огрызков и т. п., а за окном проносятся всякие "граффити", -- укрепляешься в мысли, что современные немцы -- это нация засранцев. Впрочем, засранцами теперь являются все западно- европейцы. Объясняется это не столько дурным влиянием иммигран- тов из недоразвитых стран, сколько настроенностью всё время потреблять (есть, пить) и уверенностью, что убирать за тобой -- удел гастарбайтеров. * * * В вагонах метро и т. п. немцы, как правило, толпяться у дверей, мешая друг другу, а если садятся, то так, чтобы рядом никто не сел: из пары сидений занимают то, которое ближе к проходу, и/или кладут на соседнее сиденье своё барахло. * * * А то ещё есть в немецком общественном транспорте такая жуткая мерзость, как вонючие грязные вшасто-блохастые бомжи. Европридур- ки с промытыми телеящиком мозгами относятся к ним очень снисходи- тельно и чуть ли не трутся о них боками. Я ненавижу либеральную демократию уже за одно только то, что она плодит такие вот сущес- тва и потом снисходительно относится к их ползанию по нашей Европе. * * * "Германец" снимает с плеча сумку и запросто плюхает её на пол в трамвайном вагоне и т. п. А потом дома он, наверное, так же без- мятежно плюхает её на обеденный стол или на постель. Нет, это всё-таки хорошо, что я не таскаюсь по заведениям немецкого обще- пита. Немцы, как и свиньи, любят быть в грязи: для них обычное дело присесть на полу или на ступеньках лестницы, забраться в поезде на кресло с ногами или поставить на кресло чемодан, который до этого стоял на заплёванном перроне. Пожрав, они зачастую бросают остатки трапезы себе под ноги. Каждодневно зреть эту либерально- демократическую срань -- большая нагрузка на мизантропическую психику. * * * Из рекламной статьи в газете "Welt am Sonntag" (11.02.2007): "Немецкая железная дорога ввела на дальних рейсах правило бес- платного проезда детей: все пассажиры перевозят своих детей/пле- мянников моложе 15 лет бесплатно". Если учесть, что только 16% рождающихся в стране детей -- НЕМЕЦКИЕ, то получается, что добрые дяди-либералы не только впустили в Германию иммигрантов, но ещё и создали им условия для повсеместного расползания. Именно поэто- му турчата и негритята так орут в немецких поездах, что у меня мысли сами собой сбиваются на проблему межрасовых отношений. Велика Германия, а отступать некуда: иммигранты уже повсюду. Ветераны НСДАП переворачиваются в своих гробах. Даже мне обидно. Больше всего боятся "возрождения нацизма" немецкие либералы, потому что им пришлось бы отвечать перед немцами за всё, что эти либералы успели сделать с Германией за последние 30 лет. Я видел радость на улицах по поводу того, что немецкая футболь- ная команда выиграла у кого-то там что-то там: детишки с флажка- ми, папашки с флагами, швулишки с цветочками (красный + жёлтый + чёрный) или обёрнутые национальным флагом, как юбкой. Страна не- пуганных дураков, разучившихся не только защищать национальные интересы, но даже понимать их. У них земля уходит из-под ног, а они развлекаются. Их не спасёт теперь даже война, потому что если таковая случится, они постараются нанять по дешёвке своих "внутренних" негров, турок, китайцев, арабов и пр., а сами будут маяться дурью дальше. Так погибала Римская империя.

Deutschland, erwache!

Ага, так она тебе и проснётся... * * * Негры заселяют Германию, как тараканы заселяют дом: являются в очередной городишко и проверяют в первую очередь, есть ли там ЧЁРНЫЕ. Если их нет или очень мало, то можно бросать якорь. Дело в том, что у негров, как и у тараканов, есть своя экологическая ниша: уборка общественных туалетов и пр. Если ниша уже заполнена, ты работы не найдёшь и будешь почти такой же голодный, как в Африке. Может, чёрные ребята даже прямо на вокзале и спрашивают: "Общественные туалеты у вас есть? А негры?!" Негра, просящего милостыню, увидеть в Германии трудно: не потому, что негры гордые, хорошо зарабатывают и/или мало едят, а потому что неграм не подают, так что и клянчить бесполезно. У турок в Германии своя ниша: торговля овощами, строительные работы, магазины ненужных вещей и извоз. Германские турки живут в турецких кварталах, товарятся в турецких лавчонках, едят в турецких закусочных, читают турецкие газеты, даже смотрят турецкий телеканал. * * * "Шварцы" в Германии бывают очень вежливы и старательны. По этому случаю у меня такой вот стих сочинился: "Халло" -- мне чёрный говорит, А у меня душа болит, Ведь он пришёл крушить мой мир И лопать мой бесплатный сыр. Я не приучен отвечать На "гутен морген" -- "...твою мать!", Но всё ж так хочется порой Их бить об стенку головой. Я ведь по существу не расист и вообще очень добрый человек, особенно когда отдыхаю от гражданских подвигов, но всё-таки Германия -- для "старонемцев", пусть уже зачастую и не вполне белобрысых. В крайнем случае -- для их братьев по крови, то есть меня и мне подобных славянских отродий. * * * Германия должна быть для немцев. Это не вопрос географического удобства, а необходимое условие выживания разновидности челове- ческих организмов, которая в просторечии именуется просто "дойч", а по-научному, может быть, Alemanus vulgaris. Многие псевдоучёные отрицают существование такого подвида человеков и говорят лишь о наличии определённой культурной среды, у "образователей" которой намешано много всяких кровей. Намешанность кровей -- обстоятель- ство, конечно же, очевидное, но всякие примеси всё-таки добавля- лись к немецкой основе, а не одна к другой. Так вот, остатки этой основы и надо защищать. Причина намешанности кровей у немцев состоит отчасти в том, что прежние поколения учёных и псевдоучёных недостаточно настойчиво пропагандировали идею сохранения подвида Alemanus vulgaris и не предлагали для этого достаточно эффективных средств, а больше озабочивались сохранением видов и подвидов разных диких животных, а также выведением и сохранением пород домашних животных, как то кошки, собаки, коровы, свиньи и. т. п. Породистая лошадь в глазах "гуманистов" представляет собой большую хозяйственную и культур- ную ценность, а породистый немец никакой особой ценности не пред- ставляет. Вообще почему-то считается, что чистопородность живот- ного -- это его большой плюс, а чистопородность человека -- это чуть ли не преступление. После известной неудачной попытки нацио- нал-социалистов под руководством мишлинга Адольфа Гитлера попра- вить положение дел в этой области уничтожение немецкой породы пошло в ещё более стремительном темпе. * * * Немцы мягко, но настойчиво требуют от разноцветных иммигрантов ассимиляции. Иначе немецкий народ утратит свою Identitaet. Но чем Identitaet всех этих турок, негров и пр. хуже, чем Identitaet немцев, и чем "человеческие права" вторженцев меньше немецких? Чтобы сохранить немецкую Identitaet, надо терять собственную? Но, во-первых, это унизительно; во-вторых, требует некоторых затрат; в-третьих, поскольку не немцы оккупируют Турцию и пр., а турки и пр. -- Германию, значит, Identitaet у турок и пр. будет ныне в чём-то даже получше качеством, чем у немцев. * * * Из немецких новостей (25.07.2010): Германия готовится принять 50 "режимкритикеров" из Ирана. В настоящее время они страдают где-то в Турции. Mama mia! Теперь мне придётся кормить ещё и эту сволочь! Неужели это 50 выдающихся интеллектуалов, каждый из которых способен сказать (или уже сказал) что-то новое и сущест- венное о ситуации в иранском обществе или хоть о чём-нибудь? Нет, скорее всего, это 50 хитрозадых моральных уродов и/или припылен- ных, которые представляли бы проблему в любой стране и которых потянуло на дармовые немецкие харчи, потому что очень трудно не потянуться, если дармовые. Я, bla, между прочим, тоже "режимкри- тикер" (Режим! Ты бездарно скроен, держишься на массовой глупос- ти, портишь и вымариваешь людей и ведёшь страну в никуда!), толь- ко мне не хватает говнистости и пр., чтобы напрашиваться на ре- прессии с целью последующей эмиграции в качестве "политического беженца". Профессиональный "режимкритикер" -- это такая форма существования белковых тел, не расположенных к регулярным трудо- вым усилиям в качестве рядовых винтиков общественного механизма. Собственно, я к трудовым услиям тоже не расположен (и вообще, значительная часть людей, по-моему, не расположена к ним), но, чтобы стать "режимкритикером", ещё требуется 1) готовность пара- зитировать, 2) стремление быть на виду, 3) бойкая поверхностность в суждениях, 4) ослабленность инстинкта самосохранения, 5) без- детность (если только нет желания сделать своих детей тоже про- фессиональными "режимкритикерами"). Германская возня с чужими "режимкритикерами" -- следствие самоохмурённости немцев либеральной бредятиной. От помощи "режимкритикерам" человечество лучше не становится. Наоборот, оно становится хуже, потому что прибавляется и паразитов, и дурного примера. * * * Эстетика нынешней Германии мне чужда почти до рвотного рефлек- са: "современное искусство", дегенератское телевидение, спорт, обрезанные фото, небритые физиономии с серьгами в ушах, пирсингом и слишком длинной или начисто отсутствующей волоснёй там, где у нормальных людей обычно просто "ёршик". Даже якобы познавательные телепередачи у немцев строятся так, что зрителя не информируют, а заморачивают. Я пытался смотреть передачу о том, как некая Pat Brown расследовала причину смерти Клеопатры. На экране были почти сплошные мелькания, как в музы- кальном видеоклипе. После того, как мне в десятый раз показали одну и ту же сцену испускания Клеопатрой духа, у меня закончилось тепрение, и я выключил телевизор. Так и не знаю, от чего же Клеопатра теперь умерла. * * * О германской политике регулирования въезда в страну. Эта поли- тика так же уродлива, как и новый купол Рейхстага. Какой-нибудь волосатый выродок с серьгами в ушах может запросто получить -- причём бесплатно -- многократную полугодовую визу по приглашению немецких волосатых выродков или в рамках какой-нибудь государст- венной программы по продвижению свободы и демократии в якобы осталые страны. Мне же дотошно указывают даты "от" и "до", не прибавляя ни дня к сроку командировки, да ещё вписывают "Erwerbstaetigkeit nicht gestattet" ("Работать не разрешается"), хотя я работать особо и не рвусь, причём с самого детства. По стране шастают одноногие турки, сумасшедшие шварцы, клянчат деньги восточноевропейские личности цыганского вида, облезлая русскоязычная пьянь орёт на улицах. Какого чёрта все они делают в Германии? А вон какой-то хмурый восточный старичок, по одежде, вроде, иранец, уныло тащится с палкой по улице Вольфсбурга и неприязненно посматривает вокруг -- его в Германии тоже не хватало?! Ну, какая падла -- и зачем -- их туда напускала? Какая падла их оттуда не выперла? И хорошо, если эти "новые немцы" имеют хоть какую-то работу. Иначе ведь кому-то приходится этот сброд кормить. Между прочим, я же его отчасти и кормлю, хотя мне в визу вписывают "Работать не разрешается". Я ещё не въехал в Германию, а на паспортном контроле интересу- ются, есть ли билет в обратную сторону? Есть, зря беспокоитесь! А у шварцев и китайцев на своих улицах вы почему про обратные биле- ты не спрашиваете? Ваш Лейпциг как в VIII веке назывался? Правильно, Липск. А Шверин разве не был Зверином? Всё бывшие славянские земли, не так ли? Да-да, я понимаю, страх перед Иванами, неприязнь к ним -- в этом, действительно, что-то есть. Не без грунда. Но я не о том. Я о том, что людям потенциально ПОЛЕЗНЫМ для немцев и близким по крови попасть в Германию, задержаться в Германии в настоящее время много сложнее, чем людям заведомо НИКЧЕМНЫМ и чужеродным. Я это называю разрушительным абсурдом. Есть другие варианты названия? Германия -- это в определённом смысле машина. И эта машина в настоящее время работает на самоуничтожение. Многие немцы это понимают, но сделать что-либо против не могут: они -- мелкие детальки машины, которая их бездумно крутит. * * * В Германии 80 миллионов населения и 46 миллионов автомобилей. Автомобили -- бедствие современной Германии, но это мало кто понимает, и немцев ежедневно прессуют автомобильной рекламой. Каждый легковой автомобиль требует места для стоянки ночью и места для стоянки днём (потому что обычно используется для поезд- ки на работу). Как правило, он не может меняться этими местами с другим автомобилем (стоять днём там, где другой автомобиль стоит ночью -- и наоборот), потому что есть "спальные районы" и есть "деловые центры" с "промышленными зонами". А ещё автомобиль занимает место на улице в процессе движения. Итого автомобилю нужны, как правило, 3 места под солнцем (или в подземном гараже) плюс пространство вокруг этих мест, чтобы было где развернуться. Поэтому автомобилизированный город -- это на 30% автодороги и автостоянки. Плюс автомобильные магазины, автозаправочные станции (= автозабегаловки), авторемонтные мастерские (= автобольницы), штрафные автомобильные стоянки (= автотюрьмы), автомобильные свалки (= автокладбища). Такой город -- всё больше для автомоби- лей, чем для людей. Люди -- обслуживающий персонал при автомоби- лях. * * * Процесс десоветизации Восточной Германии в 1989-1990 гг., обус- ловивший объединение страны, кратко называется у немцев Wende (поворот). Создание единой Германии было для большинства немцев великим событием, эквивалентным где-то 1/2 нашей Победы 9 мая 1945 г. Ну, у нас Победе тоже далеко не все радовались: коллаборационистов и совсем уж репрессированных было до чёрта. В ФРГ до 1990 г. выражение "Германская демократическая респуб- лика" (равно как и сокращение DDR) было очень неполиткорректным. Надо было говорить "зона советской оккупации" (sowjetische Besat- zunszone, SBZ), "Восточная зона" (Ostzone) или просто "Зона" (Zone). Граница с ГДР называлась не государственной границей (Staatsgrenze), а границей зоны (Zonengrenze). Со стороны ГДР эта граница минировалась, а также защищалась посредством самостреляю- щих устройств (Selbstschutzanlagen). * * * Дурак -- он дурак и в Германии, но от немцев в части умственных способностей всё-таки ожидаешь большего. * * * Типичная сцена в Германии: по магазину носится дитё и орёт во всю глотку. У нас бы мамашка врезала ему под зад, чтобы не вякало в общественом месте. Или мамашке сограждане вставили бы мозги. А здесь это ОК. Как же, дела с размножением обстоят туго, детишки получаются слабые. Врежешь такому дитяти под зад, а оно копытца и откинет. Впрочем, лучше бы откинуло, потому что всё равно из него, скорее всего, вырастет лишь волосатое рыхлое чмо с серьгой в ухе и пирсингом в разных прочих местах. По-моему, уж лучше бы такое чмо подохло ещё в детстве. * * * В Германии меня больше всего поражало вызывающе громкое сморка- ние в общественных местах. Особенно впечатляюще это звучало во время еды. Доходило до того, что когда я садился за стол есть, все мои мысли вытеснялись одной, а именно что вот-вот какая-ни- будь немецкая дрянь вдруг выхватит бумажный платочек и начнёт в него зычно и долго спускать свои болезненные выделения. Очень было похоже на то, что немцы специально накапливают сопли к столу, чтобы порадовать ими друг друга. К этому свелось моё впечатление от немецкой кухни. Когда организму хочется сообщить о себе миру, корова мычит, воробей чирикает, собака гавкает, немец трубно сморкается. Другие немцы, слыша этот родной звук, чувствуют себя лучше. Для них он означает: наших ещё много, ещё жива добрая старая пердюче-сморку- чая Германия, заливающая пивом свою капусту с сосисками. Аллах хоть и акбар, но потомки крестоносцев ещё держатся на последних рубежах -- и ещё даже вот как классно носами выводят! На самом деле немцы, может быть, не сморкаются, а чистят верхние чакры. Хорошо ещё, что не нижние: раньше, говорят, за ними водилось. При этом однако считается, что в России -- хамство, а здесь почти все непременно вежливые и улыбаются тебе даже в спину. (Я охотно верю тому, что бздеть за столом считалось у немцев пристойным: бздение недалеко ушло от трубного сморкания -- за тем же столом. При этом ещё, наверное, и шуточки избитые отпус- кались. Причина такой раскованности немцев -- в их стадности: раз уж повелось в стаде трубно сморкаться, то будут трубно сморкаться все -- и где попадя -- даже когда не очень-то и хочется. Ведь если ты не сморкаешься -- или сморкаешься не трубно -- ты как бы высказываешь пренебрежение коллективу. Я думаю, что немцев от застольного бздения окончательно отучили русско-американско-англо-французские оккупанты во второй половине 1940-х гг.) Когда в гостинице за завтраком стал выводить носом рулады какой-то жутко чернявый индус, я таки взорвался, хотя и не сразу, и указал пришлому негодяю на дверь. Короче, сагиб рассердился не на шутку. До рукоприкладства, впрочем не дошло. До лёгкого рукоприкладства дошло в другой, но похожей ситуации. Однажды довелось столкнуть человека с поезда, причём не индуса даже, а немца, то есть расовая неприязнь была ни при чём. Ну, столкнул я его, правда, не на ходу, слава Богу (хотя на ходу, конечно, было бы эффектнее). Во время остановки один дегенерат, позорящий белую расу, нахально курил, стоя возле открытой двери, так что дым тянуло в вагон -- на одного почти чистокровного арийца, то есть меня. Я высказал своё "фе" по-русски, но меня, как это зачастую случается в Германии, не вполне поняли. Когда меня не поняли ещё и по-немецки, я просто выпер подлеца на свежий воздух. Подлец -- дискредитатор нордической крови -- уступил без боя, как какой-нибудь румын, но потом подходил и интересовался: может, я bloed? Конечно, bloed, ответил я. Разве не видно? Будешь тут не bloed, если тебя дымом травят. Если ты не выносишь табач- ного дыма и хамства, ты, конечно, совсем уже bloed. * * * Кстати, о нордичности. В настоящее время приблизительно 25% немцев имеют ещё менее нордическую внешность, чем я сам, особенно когда они небритые. Причины: 1) высокие потери в войсках SS во Вторую Мировую войну; 2) многочисленные изнасилования в 1945-м немецких женщин разноцветными оккупантами, из которых больше всего усердствовали, наверное, грузины, армяне, евреи, калмыки, негры и прочие знойные любвеобильные южане. * * * Закономерное дополнение к вечносморкучим немецким носам -- вечнооткрытые немецкие рты, оставляющие впечатление лёгкой умственной недостаточности, хотя слюна течёт из них далеко не всегда. И при этом даже зимой мало кто ходит в головном уборе. Бывает, на всю немецкую площадь видать лишь одного индивида с покрытой головой -- меня. Я бы хоть иногда давал немцам денег на приобретение кепок, так ведь всё равно потратят на пиво. По-видимому, одним из следствий неудачной Восточной кампании 1941-1945 гг. и последующего пребывания значительной части слу- жащих Вермахта в неблагоустроенном советском плену было повышение морозоустойчивости немецкой нации. Во всяком случае, это хоть какое-то объяснение того, что немцы упорно не прикрывают ничем своих голов даже в морозную погоду и вообще одеваются зимой очень несерьёзно, но при этом как будто не замечают холода. Если бы такие крепыши наступали в 1941 г. на Москву, сибирские полки вряд ли бы устояли. * * * Где собирается хотя бы с десяток немцев, среди них почти навер- няка кто-нибудь оказывается инвалидом. Это формирует впечатление, что немцы -- нация покалеченных. По-моему, немцы становятся на костыли или даже садятся в инвалидное кресло ПРИ МАЛЕЙШЕМ ПОВОДЕ: просто потому, что у них так принято. Инвалидность в Германии настолько заразная, что не так уж редко можно видеть даже разно- цветных инвалидов-иммигрантов: то ли немцы их специально завозят такими, чтобы сострадать, то ли те, не удержавшись, калечатся уже в Германии, за компанию с немцами. Ну, немцы хотя бы не использу- ют эвфемизма для обозначения калек ("люди с ограниченными возмож- ностями"), а говорят с нордической прямотой:-- koerperlich beeintraechtigt ("телесно ущербные"). Обеспечение инвалидам условий для таскания по городу почти на равных с теми, кто ещё не стали инвалидами, имеет хотя бы то положительное значение, что даёт возможность видеть, насколько катастрофична современная цивилизация и насколько ущербен современный "человеческий матери- ал". Правда, большинство немцев уже привыкло к обилию ущербных и воспринимает ситуацию как нормальную. Значит, инвалидов будет ещё больше. НИ РАЗУ я не слышал и не читал, чтобы в Европе кто-то озабочивался радикальным снижением уровня инвалидности. Здешние общественно-активные абсурдисты озабочиваются только созданием для инвалидов благоприятных условий. Будущее, к какому это ведёт, можно посмотреть в фильме "Тысячелетие" (там Крис Кристофферсон в главной роли). Уценённый компакт-диск с этим фильмом я купил в Германии: надо думать, немцы на своё будущее смотреть не хотят. * * * На немецких улицах меня напрягают, помимо курильщиков, смор- кальщиков, разноцветных иммигрантов, инвалидов и запирсингованных унисексиков, ещё вонь из канализации, мусороуборочные машины (они шумят и наверняка вдобавок пылят) и велосипедисты, особенно не держащиеся за руль (они не шумят и не пылят, но того и гляди не объедут). * * * Велосипедисты, носящиеся по тротуарам вне отведенных для них дорожек, даже более опасны, чем автомобильщики. Мой приятель O. S., долго живший в Германии, утверждал, что в этой стране вероятность покалечиться от чужого велосипеда много выше, чем вероятность покалечиться от чужого автомобиля. Опасность наиболее высока, когда велосипедисты вдруг выныривают сзади. Не зная, что велосипедствующая дрянь рассчитывала проскользнуть в 10 см от меня, я ведь могу в последний момент сделать шаг в сторону и получить травмы средней степени тяжести. И хорошо ещё, что я не вожу по Германии маленького ребёнка за руку. Да уж, беспечный дурак представляет собой угрозу обществу, даже когда он двигается на велосипеде, а не на тракторе. Вроде и хорошая это вещь -- велосипед -- в качестве альтернативы автомобилю, но пока велоси- педисты делят одно и то же пространство с пешеходами, проблем от велосипедов чуть ли не больше, чем от вонючих колымаг с моторами. * * * Немцы -- в большинстве своём люди вежливые и доброжелательные. Под настроение они даже могут послать 100 евро голодающим детям Африки. Уступить другому дорогу -- это для немцев почти святое. А если всё-таки они причиняют вам беспокойство своими иерихонскими сморканиями, громкими разговорами и грязной обувью на сиденьях, то это случается разве что из-за душевной простоты, а не из-за пренебрежения интересами иностранного ближнего. * * * Зато в Германии очень радует то, что немецкоязычное простона- родье, в отличие от русскоязычного, не лузгает семечек. Представ- ляю себе, как выглядели бы немецкие улицы, если бы плебс на них ещё и семечки лузгал! Русскоязычные плебеи, перебравшиеся в Германию, наверное, очень страдают без семечек, ждут посылок с Родины -- и потом сладострастно таки жрут и плюются где-нибудь перед телевизором, в узком кругу понимающих и сочувствующих. * * * Немецкие придурки ещё медленнее заходят в общественный транс- порт и выходят из него, чем русские. Вялость и бестолковость нации в такие моменты проявляется особенно сильно. Всякий раз приходится преодолевать желание помочь им сзади -- несколькими энергичными пинками. * * * Когда компания немцев превышает числом два-три человека, они как правило, уже не разговаривают, а почти орут, особено после принятия внутрь традиционного напитка. Объяснить это можно, на- верное, тем, что они начинают чувствовать свою силу. Когда их набирается больше десяти, они уже просто орут -- без "почти". Футбольные недоумки, вопящие и бузящие на улицах и в поездах, -- это очень по-немецки. * * * Немцы громко разговаривают в общественном транспорте наверняка из вежливости: чтобы собеседники и посторонние не напрягали слуха. И чем более шумно становится от их разговоров, тем больше такой вежливости они вынуждены проявлять. А может, их повальная громкая речь -- следствие их повального насморка, дурно сказывающегося на слухе. * * * Изнурённый тяготами немецкой жизни, я решил обратиться к аль- тернативным культурам в Германии и для начала толкнулся попробо- вать еды у китайцев. Но китайская кухня закончилась для меня после того, как в приличной на вид забегаловке узкоглазая специалистка по тухлым яйцам положила мне в тарелку овощей той самой голой пятернёй, какой потом взялась за мои же деньги, а до этого -- дело ясное -- бралась за деньги предшествующего клиента. Нет, я понимаю, что у неё только две руки, но я ведь не гигант здоровьем, чтобы нейтрализовать всю ту заразную дрянь, какая таким путём попадает в мой человеческий организм, ослабленный цивилизацией. Но виноваты в конечном счёте всё те же немцы: если бы немецкая санитарная служба своевременно пресекала подобные безобразия, эти китайские чудодеи дышали бы мне в тарелку через раз и сквозь марлевые повязки, не говоря уже о сморкании в каст- рюли. Справедливости ради замечу, что было вкусно. Может, потому что сморкались? * * * Недоумки и моральные уроды нередко делают свою внешность витриной своих жизненных принципов. Доказательством деградации немецких мозгов служит распространённая среди теперешних немцев манера брить наголо голову, цеплять по висюльке под каждое ухо и потом ходить без кепок. Ясно, что большинству морозить в черепушках попросту нечего. * * * Пунктуальность у современных немцев -- достоинство уже редкое и потому заслуживающее уважения. (...) Я не говорю про такую мелочь, как опаздание поездов: задержка на несколько минут стала обычным делом. И хорошо ведь, что поезда ходят вообще. Однажды рано утром в Кёльне я ждал трамвая, а ОН НЕ ПРИШЁЛ. А на табло горело, что вот же он, перед глазами. Впору было зарыдать от обиды за Германию. * * * На примере современных немцев хорошо видно, что большинству человеков свобода и изобилие противопоказаны. На улицах много тупых, нервных, уродов, калек, бомжеватых, маразматичных, просто очкастых. Очень многие с затычками в ушах (слушают плэйеры) и/или нагло дымят сигаретами мне в лицо. Немец будет греметь по булыжнику или по каменному полу своим чемоданчиком на колёсах вместо того, чтобы пронести его в руке 30 метров с пользой для своего здоровья и для нервов окружающих (я имею в виду себя). На эскалаторе или какой-нибудь движущейся дорожке немцы не просто ленятся самостоятельно продвинуться вперёд, но ещё и стоят так, что мимо них не протиснешься. А ещё меня раздражает, если в общественном транспорте не гото- вятся выходить заранее. Открывается дверь автобуса, и откуда-то из середины салона начинается ленивое движение к выходу. Однажды я не дождался конца выполза и зашёл в автобус (в час пик заходят в автобус через любую дверь, а не только через переднюю). Какой- то немец, загородил мне путь вглубь салона и начал возмущённо халлокать (Hallo! Hallo!) прямо в лицо. Я был занят своими мысли- щами, попёр мимо него дальше, чуть ли не отмахнувшись, и только потом до меня дошло, что этот абориген ВОЗМУЩАЛСЯ моей торопливо- стью. Возмутиться за секунду он успел, а заранее подготовиться к выходу -- почему-то не получилось. * * * У немецких блондинов фигурность поросли на лице не бросается в глаза, так что не стоит овчинка выделки. Похожая проблема -- у негров. Зато знойная турецкая молодёжь в Германии старается во- всю: и такие, и сякие "ниточки", у кого от висков вниз, у кого на подбородке. * * * В Германии смуглые брюнеты раздражают меня. Они не на своём месте. Это непорядок, вроде яблочных огрызков на тротуаре. Этого не должно быть. Должны попадаться на глаза только типы нордичес- кие и приближённые к ним. В крайне случае -- шатены вроде того, который каждый день пялится на меня в зеркале. А этим знойным черняшкам с плодовитого Юга нормально присутствовать лишь в каче- стве туристов с фотоаппаратами наперевес или, скажем, в качестве дёнерджи (сворачивателей дёнер-кебабов), то есть, редких живых достопримечательностей. Они -- в принципе тоже хорошие, но каждому лучше быть хорошим на своём традиционном месте. Так мне подсказывает моё расовое чувство. Что мне с ним делать? Если лечить, то зачем? Разве оно толкает меня на что-то неправильное, противное человеческой природе? С биологической точки зрения расовое смешение и гомосексуализм -- феномены одного порядка: следствие нарушений в инстинктах. У сторонников того и и другого, кстати, аргументация одинаковая: "кому это мешает?" Таки мешает, потому что беспокоит как зрелище, противное здоровым инстинктам, и вдобавок опосредствовано ведёт к вымиранию человеческих пород, к уничтожению части общечеловеческого генофонда. Каждого жгучего брюнета в Германии хочется двинуть сзади ногой так, чтобы летел несколько метров в сторону исторической родины. Нет, я понимаю, что дело отчасти не в этих диффузантах из жарких краёв, а в том, что всякий здоровый организм, вроде моего, нужда- ется в конфликте, в проявлении агрессии. И вот я разрываюсь между тёплым мизантропическим чувством к исконным европейским расам и тёплым мизантропическим чувством к человечеству в целом. * * * Если сравнивать по доле нордической крови (по степени белобры- сости) население современной Германии и население современной Белоруссии, то Белоруссия выглядит заведомо более нордичной. Но как бы не сравняться ей скоро с Германией. Сделаю всё, от меня зависящее, чтобы не сравнялась. * * * Трутся друг о дружку волосатые немецкие унисексики на улице, и со стороны не поймёшь: то ли два педика наслаждаются, то ли две лесбиянки блаженствуют. Если нет волос на физиономии, то единст- венный сколько-нибудь надёжный признак для различения -- размер обуви. * * * В компании, которую я счастливлю своим временным присутствием (04.02.2007), волосатых очень немного, а бритоголовых с серёжками в ушах, вроде, вообще ни разу не видел, из чего вытекает заключе- ние, что в той части немецкого общества, которая занимается слож- ными вещами, требующими здравомыслия и дисциплины, кое-какой по- рядок в мозгах ещё держится. А ещё из этого вытекает заключение, что волосатость и бритоголовость с серёжками считаются нехорошими признаками не только у меня, но и у многих немцев. * * * Немецкий гадёныш "замочил" в марте 2008 года 15 человек в городке на юге Германии. На немецких телеканалах были бурные разговоры об этом. Среди прочего, брали интервью у какого-то тёмненького вьюноши-школьника, по виду -- араба или что-то около того. И он уверенно лопотал по-немецки как равноправный член немецкого общества. А в это время я -- особо ценный представитель славяно-германской расы -- не могу свозить ребёнка на неделю в Берлин, потому что надо собрать кучу бумажек для посольства, выстоять очередь, отслюнявить деньги и потом, возможно, получить отказ без объяснения причин и без возвращения затраченных средств. Мой комментарий: припыленные недоумки, погрязшие в абсурдизме. Я же впридачу тружусь на вас, дряней, в рабочее и нерабочее время, в том числе идеологически обеспечиваю ваше сраное спасение. Ну нянчьтесь с негритосиками дальше, курвы либеральные. Мы-то без вас выживем, а вот вы без нас в лучшем случае потемнеете. Ненавижу всех этих Linke, Gruene, SDP и прочих словоблудников, профукивающих наше Deutschland. * * * Немецкая любовь к чернокожим детям -- отдельная длинная песня. Отчасти в ней сказывается свихнутость многих немцев на почве антинацизма и соответственно антирасизма, отчасти -- нехватка собственных детей. Как правило, люди нуждаются в ком-нибудь по- проще, на ком они могли щлифовать бы свою "человечность" и благо- даря этому подрастать в собственных глазах, и на это ловят их культиваторы любви к чёрным киндерам. Голодные африканские дети -- головная боль всякого честного немца, Потомкам тевтонов почему-то не думается о том, что когда эта чёрная масса подрастёт, она будет нуждаться в еде ещё больше, а еды в Африке будет к тому времени ещё меньше. А когда чёрная масса ломанётся за едой в Европу, "крепость Европа" может напора не выдержать. * * * Ничего сложнее паровоза немцы хорошо сделать, как правило, не в состоянии: они начинают вязнуть во всяких "бешпрехунгах" и ком- промиссах, так что в результате получается какой-нибудь инвалид -- с требуемым набором основных функций, но неудобный в пользова- нии и в ремонте. А вот красиво какую-нибудь планочку выстрогать -- это да, это у них в крови. Вообще, каждому типу менеджмента соответствует некоторый уро- вень сложности проектов, с которыми этот менеджмент в состоянии вполне справиться, то есть, не только довести работу до конца, но ещё и обеспечить высокое качество результата. * * * Германия позиционирует себя как "страну идей" (Deutschland ist Land der Ideen), хотя с формальной точки зрения это скорее "стра- на немцев". Что же касается немецких идей, то из крупных приходят на ум в первую очередь лютеранство (обдирание церковного декору- ма), марксизм ("весь мир насилья мы разрушим"), национал-социа- лизм ("фюрер думает за всех") и восстановление еврейской общины в Германии (no comment). * * * В немецких книжных магазинах один из разделов (наряду с Ratgeber, Esotheriks и т. п.) -- Judaikum. Заметим: не Celticum, не Slavicum и даже не Germanicum! То же в статьях о городах в немецкой Википедии: почти непременный раздел или абзац о том, как поживалось в этих городах евреям. Евреи -- теперь любимый больной ребёнок немецкого народа. Им потакают, терпят их капризы. В каждом немецком городе -- хоть что-нибудь в память о "холокосте": чтобы nie wieder! В каждом немецком городском музее -- еврейский уголок. Обидеть в нынешней Германии еврея -- то же, что обидеть священную корову в Индии: потом уж лучше сразу утопиться в сорти- ре. Любой политик, чтобы держаться на плаву, должен время от вре- мени с нежностью говорить о евреях и со скорбью -- о "холокосте". Высказаться о "хрустальной ночи" и т. п. без глубокого сожаления -- верх гнусности, на который решаются только законченные подон- ки. Быть сегодня в Германии евреем -- то, о чём я могу только мечтать. Думаю, что это затяжное покаяние немцев, перешедшее в хроническую фазу, -- всего лишь современный немецкий заскок. Тя- жёлый. Один из множества заскоков, из которых складывается психи- ческая деятельность западоидов, уплощённая постоянным воздействи- ем рекламы. Кстати, преследование евреев при нацистах было такого же типа массовым заскоком: в отношениях с евреями немцы всякий раз как-то проскакивают мимо спокойной "золотой середины". До начала реализации странной программы восстановления еврейс- кой общины в Германии выросли уже два поколения немцев, большинс- тво которых живых евреев в глаза не видело, а только в кино, по телевизору и на картинках. Народный опыт немецкого общения с евреями был утрачен, а вместо этого опыта осталась только книжная галиматья, из которой и родилась указанная мазохистская програм- ма. Представление о евреях у большинства немцев к началу 1990-х было довольно абстрактное: навеянное евреями и либералами. Новые немцы знали о евреях с чужих слов и поэтому не понимали причин прежней немецкой неприязни: она им стала представляться беспоч- венной, несправедливой, постыдной. Разумеется, я ревную -- и ещё как. Ну почему немцам не пришла в голову идея восстановления СЛАВЯНСКОЙ общины в Германии непосред- ственно к востоку от Эльбы? Я имею в виду расширение рядов сорбов (Sorben) и пр. Я бы с радостью откликнулся на немецкий призыв. Впрочем, возможно, ситуация с евреями в современной Германии сложнее, чем я её себе представляю. На сайте forum.sem40.ru дове- лось натолкнуться на следующие откровения иммигранта-еврея (06.03.2009): "Как доктор Айболит не советовал детям ехать в Африку, так и я не советую евреям ехать в Германию. Евреи в Германии подвергаются всем видам дискриминации и геноциду, который выражается в принуж- дении к абсолютной нищете. 90% евреев в Германии сидят без рабо- ты, и нет никакой защиты по закону от дискриминации при приеме на работу. Все кандидаты на должность обязаны приложить к документам фото. Как в том анекдоте -- евреев бьют не по паспорту, а по физиономии. Ни один кандидат с еврейской физиономией не получит в Германии работу -- его документы будут отсеяны на самой ранней стадии. Если в течении первых 6 месяцев после принятия на работу возникнет подозрение, что работник -- еврей, он будет мгновенно уволен без объяснения причин. Работодатель в Германии имеет право в течении первых 6 месяцев уволить всякого без объяснения причин. Пример. Я был принят преподавателем математики в одной гимназии. Большинство учеников в моих классах были детьми мусульман. Когда они разнюхали, что я еврей, то организовались и написали петицию: мы не хотим, чтобы нас обучал еврей, и я был тут же уволен. Жалоба на расистское увольнение была судом отклонена, так как я проработал там меньше шести месяцев. Евреи в Германии не имеют никаких гражданских и юридических прав. Еврей в немецком суде может выиграть только против другого еврея, а во всех остальных случаях он всегда проиграет. Германия -- это страна лжецов и мошенников. Расизм и антисемитизм де факто процветают на всех уровнях. Национал-социализм никогда со времен Гитлера не прекращал там существовать. Гитлера показывают по телевидению каждый день. Даже однажды выпустили в розницу газеты времен Гитлера с карикатурами на евреев. Фашистские партии журят для вида и всегда защищают их демонстрации. По Конституции правые имеют право выражать свое мнение." А вот (с того же сайта) еврейское мнение о еврейских безработ- ных иммигрантах в Германии: "Германия их обязана содержать на те деньги, которые отняла у евреев во время Войны, а самих сожгла в газовых камерах. Так что не только пособие должны платить, но обеспечить всех котеджами и БМВ, и даже этого будет мало. Это будет тысячная часть того, что вы у евреев украли." Полагаю, что далеко не все евреи придерживаются того же мнения, иначе можно ведь и на следующий "холокост" нарваться. * * * Подборка любимых немецких фамилий: Assmann ("ass" -- по-английски "задница") Bleibtreu ("Будь верным") Dietzhuyzen (???) Fahrenholz ("Ездовая древесина": ведьмина метла и пр.) Frauenknecht ("Дамский слуга", "Жёнин батрак") Habdank ("Получи благодарность") Hamacher, Hamann (что такое "Ha" ?!) Herr ("херр", "господин", я обращался к коллеге с этой фамилией "mister Herr" -- а что было делать?!) Holznagel ("деревянный ноготь") Hundertmark ("Сторублёв") Karmann (?) Kaesebier ("Сырное пиво") Katzfuss ("Кошачья нога") Katzhammer ("Кошачий молоток") Katzenbogen ("Кошачий лук") Kleindienst ("Маленькая служба") Klopp ("Колотушкин") Pechstein (почти "Камень преткновения") Poppe (почти Poppel -- "дурак") Sandfuchs ("Песчаная лисица") Sauerland ("Кислая страна") Schuh ("Туфля") Senftleben ("Горькая жизнь") Stange ("Штанга") Stempel ("Штемпель") Westerwelle (почти "Волна с Запада") Wienholz ("Венская древесина") Wildgruber ("Дикий печник") Willenbuecher("Книги воли") Wintermantel ("Зимнее пальто") Ziegenbein ("Козлиная нога") Немцы со славянскими фамилиями (силезцы, судетцы и др.), как правило, носят "нордические" имена (Курт, Олаф, Йорген и т. п.) -- чтобы правильно ориентировать других немцев касательно своей национальности. * * * Последствия советской оккупации Германии: Anja, Katja, Nadja, Sonja, Tanja, Manja, Sascha и др. * * * Распространённые немецкие фамилии: Abel, Abraham, Abt, Achenbach, Achammer, Achilles, Ackermann, Adam, Aden, Adler, Adolf, Achlers, Achrens, Albert, Albrecht, Alexander, Alt, Altmann, Amler, Anders, Andres, Angerer, Apel, Appel, Arends, Arendt, Arlt, Armbruster, Arndt, Arnhold, Arnold, Aschenbrenner, Assmann, Auer, Augustin, Aust Bach, Bachmeister, Bachmann, Bachschneider, Back(er), Bade(r), ... Engel, Engelhardt, Ernst, Ettinger, Evers, Ewert; Faber, Fabian, Faerber, Falk, Faust, Fechner; ... * * * Избранные немецкие мужские имена: Hartmut ("Твёрдый дух"); Sepp Volker (Volk -- народ); Udo Uwe ... Избранные немецкие женские имена: Elke (от него еврейская фамилия Элькин) Heike (от него еврейская фамилия Хайкин) ... * * * Избранные немецкие топонимы, особо милые для русского глаза и слуха: Eystrup, Cloppenburg, ... * * * Названия многих немецких городов оканчиваются на следующие корни: -baden (купальня): Badenbaden, Wiesbaden -berg (гора): Nuernberg -bruecke (мост): Osnabruecke -buettel (дом и двор): Brunsbuettel, Wolfenbuettel -burg (замок-крепость): Hamburg, Magdeburg -damm (дамба): Potsdam -dorf (деревня): Duesseldorf, Wuensdorg -furt (брод): Erfurt, Frankfurt, Schweinfurt -haven (гавань): Bremerhafen, Luedwigshaven -ingen (...): Ehningen, Boeblingen -rode (волость): Wernigerode -stedt (городок): Helmstedt -wald (лес): Schwarzwald * * * В современной Германии надо произносить не "Danke schoen!", а "Danke scho-o-o-oen!"; не "Tschus!", а "Tschu-u-u-us!"; не "Hallo", а "Hallo-o-o-o!", иначе будет звучать как бы даже не вполне вежливо и не вполне культурно, как-будто ты из дальнего Dorf-а или из Восточной Европы недавно приехал и в приличном немецком обществе ещё не обтесался. Если немец говорит не "Tschu-u-u-us!", а "Tschus!", он к этому "Tschus!" обычно что-нибудь ради смягчения добавляет: "Bis morgen!", "Bis bald!" и т. п. Да, а "Auf Wiedersehen" ныне в Германии говорят только заезжие иностранцы, учившие немецкий самостоятельно по древним книжкам. * * * В современной Германии нельзя говорить "Endloesung" ("оконча- тельное решение") по какому-либо поводу, кроме ТОГО САМОГО: это очень бестактно по отношению к евреям, да и к немцам тоже. Надо говорить "endgueltige Loesung". Получается немножко длиннее, но язык не отваливается. * * * У немцев есть тенденция называния некоторых вещей так, чтобы скрадывалась их чем-то неприятная или постыдная суть. Вот примеры немецкого либерального новояза: Aktion ("акция") -- распродажа по дешёвке некоторого товара с целью заманивания людей в магазин и/или потому что этот товар иначе совсем плохо покупается. Angebot ("предложение") -- то же, что Aktion, но выглядит как ещё большее выражение бескорыстной любви к людям. Точными (не лживыми) названиями были бы Abwertung ("уценка") или Lockmittel ("приманка"). Gastarbeiter ("гостящий рабочий") -- иностранец, которого приняли не популярную у местных на работу с надеждой, что когда он станет ненужным, то перейдёт в категорию freiwillig Ausreisende ("добровольно выезжающий"), а не останется (как чаще всего бывает), чтобы подсиживать абори- генов или паразитировать на них, а ещё родни напривозить и детей наплодить. * * * О немецких сокращениях. Я должен помнить, что EZ -- это Einzel- zimmer DZ -- Doppelzimmer, HBF -- Hauptbahnhof и т. п. Я никак не могу запомнить, что означает EDV (однажды выяснил и даже записал куда-то, но потом забыл, куда именно). Я полагаю, любители сокра- щений отдаются своей страстишке по двум причинам: во-первых, что- бы выглядеть в собственных глазах экономными и вообще деловыми; во-вторых, чтобы отгораживаться от всяких профанов, вроде меня. По сути меет место шифрация или выстраивание параллельного языка. Также может быть, что это глубинно обусловлено стремлением досадить иностранцам, чтобы те меньше болтались по Vaterland. * * * Немецкий национальный fast-food -- это Bratwurst (жареная колбаса) в надрезанной булочке, помазанная горчицей и/или томат- ным кетчупом. Длина булочки значительно уступает длине колбасы, так что Wurst неприлично торчит из булочки в обе стороны. Могли бы хоть булочку печь подлиннее! * * * Немцы, выговаривающие не "французский", а "русский" звук "r", наверное, считаются в Германии КАРТАВЫМИ. * * * От избытка жратвы в нынешней Германии обильно плодятся не толь- ко негры с турками, но и кюнстлеры -- "люди искусства". Огромное количество театров и "кунстмузеумов" у немцев объясняется, навер- ное, в основном этим: надо же всех этих дегенератистых кюнстлеров куда-то пристраивать, иначе возмущённого трёпа не оберёшься. Что касается их творческого продукта, то он представляет собой по большей части так называемое "современное искусство", то есть претенциозное уродство, калечащее доверчивые мозги. * * * Исчезновение римской прямоугольной планировки улиц в таких не- мецких городах, как Трир, Кёльн, Бонн, -- свидетельство в пользу того, что Тёмные Века Раннего Средневековья таки были; что их не выдумал некто Скалигер, чтобы удлинить историю лет на 1000 (если её и удлинили, то не намного). Нужны ВЕКА -- и очень ТЁМНЫЕ -- чтобы выстроенные из камня города не только развалились, но ещё и ушли под землю настолько, что стало невыгодно искать под новые постройки старые фундаменты. Античность не перетекла плавно в "среднее" Средневековье: между античностью и развитым Средневе- ковьем был огромный культурный провал. Настолько крупный, что от античных городов уцелели следы только самых больших и самых толстостенных сооружений. Кстати, Кёльн -- наверное, единственный город, который в Средние века вырос настолько, что перешагнул через римскую городскую стену (ну, через её остатки). * * * В Германии теперь модно совмещать леса и кладбища. От могилки до могилки получается довольно большое расстояние, так что есть где развернуться на чистом воздухе. А ещё появляется дополнитель- ный повод не вырубать лесов. * * * Нынешние бездетные нестарые немцы полагают, что когда станут пенсионерами, их пенсии будут обеспечиваться трудом разноцветных иммигрантов. А я так себе думаю, что иммигранты вряд ли будут с радостью кормить немецких старичков и однажды попросту начнут их резать (или что-нибудь в этом роде). * * * Канал ZDF, 13.07.2010 в 22.00: телепередача "Ich will ein Baby ohne Mann" ("Хочу ребёночка без мужчины"). Пропаганда бессемейно- сти и лесбиянства. Чтобы немцы ХОТЯ БЫ ТАК размножались. Семенную жидкость для лесбиянок сдают в основном студенты, по 60$ за пор- цию. И не факт ещё, что семенной материал принимается только от нордических доноров!!! Показали несчастную лесбиянку, которая за год просадила 10000 евро на полёты в Копенгаген и оплату осемене- ния (только бы без самца! чёрт, такие деньги!), но забеременеть у дряни всё равно не получилось. За большие деньги посредники от медицины втискиваются со своими высокотехнологичными шприцами и пробирками в узкий промежуток между мужчиной и женщиной. По сути наука в этом случае работает на деградацию. Думаю, посредническая свора как бы учёных в основном и проталкивает в своих интересах легитимизацию бессемейности, лесбиянства, "однополых браков" и тому подобного. * * * Одеваются немцы по большей части так, что я не стал бы носить подобное, даже если бы мне за это приплачивали и просили разреше- ния зачислить меня в немцы бесплатно. * * * Особой бережливости у немцев я не заметил: не выключить вовремя свет в офисе -- это у них обычное дело. Проникновенно поговорить в телевизоре о бережливости, о Klimaschutz ("защите климата") -- это да, это они любят. Ну, когда я бываю в Германии, я за них свет выключаю по возможности сам. Всякий раз при этом меня греет сознание того, что вот же и я что-то сделал для великой страны. * * * В 1991 г., когда родилась моя дочь, в СССР был развал, и у совсем маленьких киндеров существовали довольно большие сложности с питанием. Так вот, в качестве гуманитарной помощи я получил от сердобольных немцев две огромные банки сухой молочной смеси для младенцев. Эти банки оказались мне очень кстати. Я этого немцам никогда не забуду. Правда, пятьюдесятью годами ранее немцы убили двух моих дедушек -- во Вторую Мировую войну. Итак, две покаянные банки против двух героических дедов. Но можно ведь считать, что банки прибыли от потомков немецких антифашистов. * * * Германия, ты не только стараешься быть хорошей: у тебя это нередко даже получается. Однажды я сел в Кёльне в неправильный поезд, и он двинулся не в Амстердам, а в Франкфурт-на-Майне. С той же платформы, что и правильный, но всего на несколько минут раньше. А в Германии билеты перед посадкой не проверяются. Я пережил почти-обрыв внутренних органов и пошёл сдаваться контро- лёру. Так вот, он мне без лишних слов переоформил бесплатно билет, и я в Франкфурте пересел на поезд, идущий в Амстердам. Ещё был случай: я купил дочке сапоги в Вольфсбурге. Дешёвые, но очень симпатичные. Тщательно осмотрел каждый сапог, чтоб не было подтёков клея и т. п. Привёз домой, а они оказались на ОДНУ НОГУ. Со мной и не такое случается, поэтому я предложил посмеяться, а сапоги выбросить, но бережливая супруга сохранила их до следующей поездки в Германию и сказала: меняй. И я пошёл в магазин. ЧЕРЕЗ ДЕВЯТЬ МЕСЯЦЕВ. И ЧЕКА У МЕНЯ НЕ БЫЛО. Я не умолял продавщицу, не рвал на себе волос: я только попросил её на всякий случай гля- нуть. Сначала она мне просто хотела вернуть часть денег (товар к тому времени якобы был уценён). Но мне был нужен сапог. И сапог нашёлся. Точнее, был заимствован из нормальной пары. Я хотел за это хоть что-нибудь приплатить, но у меня не взяли денег. По поводу образовавшейся в магазине пары сапог на одну ногу мне было сказано, что есть надежда на приход другого разини с парой одина- ковых сапог. * * * Нет, не та уже Германия, и немец уже не тот. Доподлинная Герма- ния закончилась в 1945 г. (две великие страны -- Германия и Рос- сия -- разбились тогда одна о другую из-за выдающегося ума своих лидеров). Судить о тогдашной Германии теперь можно разве что по осколкам прошлого. Из обильной всякими событиями немецкой исто- рии можно нацедить весомое количество существенных практических выводов, вот только соваться с этими выводами в Германии уже не к кому.

Приложение 1. Из немецкого языка.

Geht so! - Сойдёт! Teufelkreis - чёртов круг; So weiter! - Так держать! ....................... .......................

Приложение 2. Из разговоров о Германии.

04.10.2013: Я: "В отношении русских (и примыкающих к ним) в Европе, по-моему, и вовсе заскок. Негритосиков вылавливают возле Лампедузы, вытира- ют им попы и -- на беженское довольствие, а я так, пробиваясь, к примеру, в Швецию с законной шенгенской мультивизой, должен ещё доказывать на границе, что всенепременно вернусь в фатерлянд уже через несколько дней." Mein lieber freund O. S., на четверть немец, а в остальном русский, немало поживший в Германии: "Я в решении споров с турками примерно на похожее и в полиции, и прокуратуре натыкаюсь, особенно, когда узнают, что они граждане фатерланда, а я просто образованный. И это при том, что без про- токола с тобой соглашаются и вздыхают, что, мол, дали бы только команду их всх прижать. Весной в полиции (по поводу очередной разборки с турками поимел счасте пообщаться с национальным кадром (оказывается есть программа вовлечения чисто национальных кадров в районах расселения соответствующего контингента, при этом - крепче держись за стул! - для службы в немецкой полиции не надо иметь гражданство Германии, достаточно свободно говорить по-не- мецки и иметь Abitur). Принял меня KOK (Kriminal Oberkomissar - 2 звезды) с типично немецким именем Хафез и представил дело так, что будто я обижаю турецких юношей, кидавших мне в окна камни. Рядом сидели немцы, от стыда отводили от меня глаза. Я все дотерпел, а потом написал неполиткорректно в прокуратуру. Кадра, как потом выяснилось, убрали, потому что он им был 'спущен' и всех там достал. Но ни секунды не сомневаюсь, что он помогал 'решать вопросы', а в час Х запросто бы передал оружие. В общем, тоскливо от состояния дел в фатерланде." "Я тебе больше скажу. На рамадан (в прошлом еще году) аккурат каждые выходные в помещении прямо подо мной собиралось около трех десятков молодых людей агрессивно-мусульманского вида - белые штаны, сандалии, бородки и типа ночной рубашки - вроде как коран учить. Разложили на полу простынь, бились лбами и громко двигали стулья. При редкой проницаемости стен немецких домов (когда слышишь, будто у тебя в соседней комнате двигают стул, который на самом деле пятью этажами выше), понимаешь мое состояние, когда под полом скрипят разом десятки стульев. Мне жалко только, что не было в заначке пары эфок. [Ф-1 -- осколочная граната -- А. Б.] Мой разговор по телефону в полицию настраивал на успешное разрешение, но когда там услышали про мусульман, то сказали, что религиозные отправления можно совершать где угодно, лишь бы не мешали. Так что потом пришлось писать серию писем в управление жилищного концерна."

Возврат на главную страницу