Александр Бурьяк

О Чехии

На главную страницу
ЭРОТИЧЕСКИЙ ВЕБ ЧАТ
Чехия -- славянский клин в немецких землях (которые, вроде, раньше тоже были славянскими, но заселявшие их племена не прояви- ли в своё время чешской стойкости). Чехия -- на периферии славян- ского мира, но не на периферии европейской цивилизации, а близко к центру -- как в территориальном, так и в культурном отношении. В Чехии было полноценное европейское Средневековье (с рыцарями, замками, готическими соборами, кострами инквизиции и пр.), полно- ценное европейское Новое время -- и Новейшее тоже. Русские в порывах старшебратских чувств к чехам перенебрегают этим и потом недоумевают, почему видят в ответ гримасу чешской досады. Ну ДРУГИЕ они, эти чехи, другие. Как, к примеру, немцы и англичане. На такой же приблизительно дистанции от россов. Славянство чехов -- это дело давнее, на сегодняшний чешский менталитет почти не влияющее. Чешская культура -- это, можно сказать, европейская культура в переводе на славянский язык. Чехи -- самые европеистые из славян. Мы можем гордиться ими, но они нам ничем как кровные родственники не обязаны. Ближайшее ДУХОВНОЕ родство у них не с нами.
Прага
Крышка канализационного люка в Праге. Даже она прекрасна.
* * * В период между Первой и Второй мировыми войнами Чехословакия по объёму промышленного производства входила в первую десятку стран мира (что после оккупации её немцами оказалось очень кстати для Гитлера и очень неслабо проявилось на русских просторах). Опреде- лялось это в основном хорошим наследством, полученным от империи Габсбургов. Но и руки, в которые попало наследство, были тоже хорошие. Как и головы. За первые 20 лет самостоятельности Чехословакия оформилась как полноценное европейское государство: с отлично обстроенной столи- цей, с мощной собственной культурой, с очень солидной и убеди- тельно представленной историей, которая подтверждалась огромной массой сохранившихся материальных и документальных свидетельств. Чтобы осознать объём и качество работы, проделанной в то время чехами в области национального строительства, достаточно сравнить её результат, к примеру, с тем, чего достигла за 20 лет самостоя- тельного существования такая близкая по генофонду и численности населения страна, как Беларусь. Крах Чехословакии в 1938 году легко объясним на поверхностном уровне, но действительные его причины сложны и неочевидны. Чехо- словакия проиграла противостояние с Гитлером, среди прочего, по- тому, что оказалась слишком европейской, то есть слишком гуман- ной, слишком склонной к переговорам и компромиссам, а для выжива- ния в тогдашней Европе требовались более грубые нравы. Чехи стали жертвами своей неадекватности эпохе. Они опередили эпоху лет на 30: расслабились преждевременно -- так, как можно было расслаб- ляться разве что в 1960-х -- 2000-х. Судетских немцев следовало ИЗГНАТЬ в Германию и Австрию, а их протестные выступления подав- лять оружием, не считаясь с потерями, воплями гуманистов, заяв- лениями Лиги Наций и пр. Только так сохраняются национальные государства в суровых условиях. Выселяемым немцам можно было обещать компенсацию. Всё это можно было объявить вынужденной борьбой за жизненное пространство для чешской нации. Тогдашние немцы это бы поняли. Кстати, жертв было бы при этом гораздо меньше, чем во Вторую Мировую войну, которая случилась, можно сказать, из-за неуместной европейскости чехов. * * * Чехия и евреи. Знаменитый Франц Кафка был пражанин. Знаменитый Голем был создан знаменитым пражанином Бен Бецалелем. Если говорить о самых особенных для евреев местах в Европе, то это Прага и только Прага. После Праги остальное -- ничто. Даже Вена с её Юденплац и Леопольдштадтом. Даже Краков с его Казимежем. Прага -- еврейская Мекка в европейских землях: здесь, в центре города на территории древнего гетто, сохранилось средневековое еврейское кладбище, а также пять старинных синагог, включая самую древнюю из уцелевших в Европе. В синагоги стоят длинные очереди желающих подивиться иудейским древностям. * * * Количество русских (по крайней мере, русскоязычных) в Праге неимоверно. Это довольно-таки весело: чтобы избавиться от якобы засилия русских, чехи активно боролись с коммунизмом, "Империей зла" и Варшавским договором. Но вместе с "Империей зла" рухнул и "Железный занавес", и русские ЛОМАНУЛИ в Европу. Дело в том, что этот пресловутый "Железный занавес" был очень даже двойной: пер- вый (и главный) его ряд проходил по границе СССР, надёжно отгора- живая "страны народной демократии" от русскоязычной массы строи- телей коммунизма. Теперь в Праге чуть ли не каждый двадцатый житель -- из ненавистной когда-то России. А ещё ведь есть и мно- гочисленные русскоязычные туристы. Они -- важный источник дохода, и приходится их любить. Как говорится, за что боролись, на то и напоролись. Русские снова пришли в Прагу -- в количестве вряд ли меньшем, чем в 1968 году (даже я, наконец, пришёл -- превозмогая лень и скупость). А ведь все они -- потенциальная пятая колонна, которая сегодня поджимает хвосты, а завтра, если Россия снова войдёт в силу, -- поднимет и хвосты, и головы. За годы "советской оккупации" чехи вряд ли намозолили себе глаза русскими на улицах. Если и видели их, то вряд ли всегда распознавали в качестве "оккупантов" даже по одёжке. Зато теперь в Чехии хоть пруд пруди китайцев, негров и пр. Эти распознаются сразу. Они -- плата за европейскость. Остывание давнего чувства чехов к русским вызвано, наверное, отчасти тем, что печальные европейские реалии свалились на Чехию сразу и было трудно не замечать контраста с эпохой красной импе- рии, когда "расово чуждые элементы" всё-таки не бродили по улицам и не прибирали к рукам мелкий бизнес. * * * Много есть кошмарного у чехов, но чего у них нет, так это подо- бострастия перед большими начальниками. Президенты у чехов не бронзовеют: когда они едут, улицы не перекрываются для простых смертных. И как-то никто на этих президентов не бросается -- со связкой гранат в одной руке и отравленным кинжалом в другой. Даже русские. Величественен пражский Град, резиденция главы государст- ва, но по Граду запросто можно ходить, не испрашивая ни у кого разрешения. И даже сумку на входе не надо предъявлять для обыска.
Александр Бурьяк
Перед входом в офис президента Чехии в Пражском Граде. Где охрана?!
* * * В Праге и вообще в Чехи нет высотной застройки: хоть чехи и страдали одно время комплексом европейской неполноценности, но избавились от него раньше, чем успели изгадить свои города. Чехи уже наелись европейскости и в состоянии судить о европейс- ких делах трезво. Они уже не стремятся быть более европеистыми чем "старые" нации Европейского союза. Поэтому можно сказать, что чехи сегодня -- одна из самых перспективных наций Европы: нация, с которой можно связывать надежды на изменения к лучшему. Правда, чем дольше Чехия подвергается неизбежному осовремениванию в евро- пейском ключе, тем менее обоснованными становятся эти надежды. Запас доброго старого, сохранившийся благодаря "советской оккупа- ции", к сожалению, постепенно истощается. * * * "Возле Коня" в Праге означает: возле конного памятника на площади Святого Вацлава. Маленькая деталь с флагом на спине Коня -- Святой Вацлав, один из восьми святых -- покровителей Чехии. Да, Чехия способна выставить свою великолепную восьмёрку святых, в которой уже один только Святой Вацлав о-го-го сколько стоит, а ведь есть ещё Святой Вит, Святой Ян Непомук и другие: Небесная гвардия чехов. Пока что она справляется. * * * Ян Непомук -- святой с пятью звёздочками на ауре. В Праге много статуй святых, но распознать Непомука среди них просто: надо все- го лишь посчитать звёздочки.
Ян Непомук
Ян Непомук возле собора Святого Вита в Пражском Граде.
* * * Народный музей (Narodni Museum) в Праге -- важный и достойно сделанный элемент фундамента чешской нации. По качеству коллекций и по архитектурной ценности самого здания, выстроенного ещё при Габсбургах, он может тягаться с лучшими музеями Европы. Основные отделы музея: исторический, палеонтологический, зоологический, минералогический. В библиотеке музея более 1 300 000 книг и 8 000 манускриптов. Нация, обладающая таким музеем, не может не иметь веского слова в европейских делах.
Народный музей
Народный музей в Праге.
* * * У чехов есть ИСТОРИЯ. Пантеон в пражском Народном музее набит бюстами великих чехов. Могилами великих чехов новой волны (всего около 600) заполнено мемориальное кладбище в Вышеграде, причём политиков и больших начальников там не хоронили, а только интел- лигенцию: чехи -- патриоты и государственники, но у них нет пиетета перед властью. Это народ граждан, а не подданных. Возможно, обусловлено это тем, что в течение длительного времени высшая власть в Чехии была по большей части чужая. * * * Могучий старик Томаш Масарик (1850-1937). Новая чешская госу- дарственность состоялась на очень качественном уровне, потому что нашёлся ТАКОЙ человек. Человек культуры.
Масарик
Памятник президенту Масарику в Пражском Граде.
Если оценивать вещи в сравнении, то Масарик был, наверное, очень хороший президент. Во всяком случае, он неплохо смотрелся рядом с кровожадными коллегами-современниками: Чехословакия в межвоенный период оставалась единственным вполне демократическим государством в Центральной и Восточной Европе. Отец Томаша Масарика был словак, мать -- по одним источникам чешка, по другим -- немка. Был Масарик профессором и числился философом и социологом. Выпустил несколько книг, но ничего выдаю- щегося, то есть был типичным профессором, хорошо вписанным в свою среду. Если Ленин в Первую Мировую войну отсиживался в нейтраль- ной Швейцарии, то Масарик побирался по врагам своего австро-вен- герского Отечества: в России, Италии, Франции, Великобритании, США. Данные из болгарской Википедии (в отношениии Масарика они почему-то разнятся с данными русской): "След февруарската революция от 1917 г. се отправя към Русия, където моли да се организира славянска съпротива срещу австрий- ците. Тази съпротива става известна с прозвището си Чехословашки легиони. През 1918 г. той отива в САЩ, където убеждава президента Удроу Уилсън да отсъди справедливо, относно възникналия казус с разпадането на Австро-Унгария. На 18 октомври 1918 г. във Фила- делфия Томаш Масарик обявява независимостта на Чехословакия." "С края на Австро-Унгарската империя в 1918 г. победителите в Първата световна война признават Томаш Масарик за лидер на вре- менното чешко правителство. През 1920 г. той е избран директно от 'чехословашкия народ' за първия президент на нововъзникналата Чехословакия. След това е повторно преизбиран през 1927 и 1934 г. и заема тази длъжност до 14 декември 1935 година..." После смерти жены в 1923 г. Масарик прибавил её фамилию (Garrigue) к своей и стал Томашом ГАРРИГОМ Масариком, или сокра- щённо TGM. Это TGM было настолько популярно, что даже попало на памятник Масарику в чешском Граде. Впрочем, здесь виден элемент подражательства другому великому старику -- GBS, Джорджу Бернарду Шоу. Масарик -- это, наверное, самое лучшее, на что могут рассчиты- вать демократические народы. Российская аналогия Масарика -- профессор Милюков, но ему менее повезло. Вообще, из профессоров получаются непохие демократические лидеры для спокойных эпох: никакие новые радикальные идеи не озаряют их мозгов, а только старые, обговорённые, привычные заблуждения, приправленные недю- жинной эрудицией и принимаемые "на ура" значительной частью об- щества. В конце концов, лучше всё-таки иметь дело с человеком, отягощённым гуманистическими предрассудками, чем с человеком, в котором отсутствие оных сочетается с мнительностью, чрезмерным стремлением к власти и другими атрибутами выскочек. Чехословакия в межвоенный период оказалась в очень благоприят- ных условиях: не пострадала от боевых действий, не выплачивала репараций, да ещё заполучила передового профессора в качестве президента. Правда, расплатой за это благополучие был позор "мюнхенского сговора". В философии "Масарик" -- не имя. В социологии -- вроде, тоже. С другой стороны, невозможно представить себе, что человека типа Шопенгауэра или Ницше где-то выберут президентом. Что ж, профес- сора тоже нужны, хотя и не столько, сколько их бывает в цивилизо- ванных обществах. Кто-то же должен систематизировать, обобщать, комментировать, писать учебники. Лев Троцкий в газете "Киевская Мысль" от 19 июня 1914 г. опуб- ликовал рецензионную статью "Масарик о русском марксизме". Статья характеризует профессора Масарика как автора и политика: "...компиляторский эклектизм автора шутит над ним самые злые шутки, -- второй том во всех отношениях ниже первого и в большей своей части должен быть признан прямо-таки негодным к употребле- нию. Помимо всего прочего, в нем неисчислимое количество факти- ческих ошибок и недоразумений." "В чешской и общеавстрийской политике он со своим демократичес- ким 'реализмом' стоит совершенно одиноко. В рейхсрате он пред- ставляет свои добрые намерения и три дюжины своих друзей. Тем оптимистичнее Масарик переносит свои увядшие политические надежды на Россию, от которой он вправе ждать тем большего для своих идей, чем меньше ориентируется в ее общественном развитии." "По Масарику, марксизм уже давно преодолен теоретически: 'es ist eine ausgemachte Sache' ('это дело решенное'), -- говорит он. Но чем же тогда объясняется тот факт, что влияние марксизма не падает, а возрастает? Это было бы совершенно непонятно, -- отвечает на это Масарик, -- если бы марксизм не был в то же время научной формулой социалистической политики. Другими словами: теоретически несостоятельное здание марксизма держится на практических потребностях рабочего движения. Но тот же Масарик не устает повторять, что марксизм преодолен не только теоретически, но и практически. На чем же он в таком случае держится? Почему растет, а не падает? На этот вопрос мы тщетно стали бы искать у Масарика ответа." "...проф. Масарик и не пытается войти в существо вопроса. Он слишком высокомерен в своем идеализме, чтоб отдавать себе отчет в исторических реальностях. Вся его история русской общественной мысли остается рассыпанной храминой, ибо лишена социальных корней. Скелеты различных философских и общественно-политических систем -- без всякой исторической перспективы -- приводятся в формальную связь с европейскими системами, при чем г. Масарик считает долгом теоретической добросовестности делать попутно ко всякой системе, русской и европейской, пространнейшие философские примечания, при всем своем однообразии противоречащие друг другу. Это делает чтение его труда более утомительным, чем плодотвор- ным." "Необходимо, однако, с удовлетворением отметить, что г. Масарик -- в отличие от большинства 'ученых' сикофантов -- с полной сим- патией относится к освободительному движению в России. Этой сим- патии следовало бы пожелать поменьше морализующего резонерства, побольше идейной ясности, политической оформленности и -- лучшего стиля! В конце концов о Масарике приходится сказать то, что сам он говорит о Кропоткине: 'Очень симпатичный человек, но -- не сильный мыслитель'." * * * Самосожжённый Ян Палах -- чешское недоразумение. Объяснить его можно разве что тем, что у бережливых чехов всякое антисоветское лыко в строку. Приличные люди стараются поджигать вражеские танки и бронемашины, в крайнем случае -- госпитали с ранеными, а непри- личные жгут что попадя, включая самих себя. Если самосожжённый Ян Палах -- герой, то надо думать, что более нормальные герои в 1969 году не проявились или же что они геройствовали неприметно: не на площади, не сольно, без огонька. Ничего не могу поделать со своей острой неприязнью к самосожженцам, независимо от повода, по како- му они ярко кончали сами с собой. * * * Следы Франциска Скорины в Праге мне обнаружить не удалось. * * * Двадцать пять признаков вполне европейского города (в Праге они присутствуют, к сожалению, ВСЕ): 1. Мусор на улицах. 2. Дебильная пачкотня на стенах домов ("граффити").
Прага, граффити
Объевропеившаяся Прага. Граффити на одной из неглавных улиц в центре города. Надпись на плакате: "Deep decline" ("Глубокий закат"). Куда уж глубже!
3. Контейнеры с мусором перед фасадами прекрасных зданий (боль- шое количество отходов -- следствие товарного изобилия, причём изобилия рыночного -- предполагающего немалую упаков- ку, выполняющую рекламные функции и впоследствии составляющую значительную часть отходов). 4. Опустившиеся индивиды, купающиеся в мусорном изобилии, которое порождается изобилием товарным. 5. Собачье дерьмо под ногами. Обмоченные собаками углы домов (собачье граффити). 6. Ночные заведения. Краснофонарный бизнес. Эротизм. Культ "фотомоделей". 7. Инвалиды с костылями. 8. Хилая, волосатая, запирсиногванная молодёжь. Настроенность молодых людей делать что-то противоестественное со своими головами вообще и с физиономиями в частности. 9. Китайцы, турки, негры, русские и пр. 10. Модернистское (= вырожденческое) искусство. 11. Назойливая манипулятивная реклама для недоумков. 12. Манера переходить улицу, не оглядываясь по сторонам (это я заметил не сам: мне указал на это один водитель автобуса -- НАШ). 13. McDonald's, Swarovski, Schlecker и пр. 14. Автомобильные пробки. Вообще, жизнь вокруг автомобиля. 15. Торговля со скидками, из-за которой большинство населения не приобретает того или иного товара не-первой необходимости, пока на него не понизят цену хотя бы до нормальной, исчерпав контингент тех, кто демонстрирует свою возможность перепла- чивать. 16. Магазины ненужных вещей (не купленных теми, у кого есть вкус, здравый смысл и интерес к качеству), являющиеся "экономичес- кой базой" бомжизма и босяцкой иммиграции из Африки, Азии и т. п. 17. Секс-шопы (торговые предприятия, обслуживающие специфические потребности сексуальных извращенцев и сексуально не востребо- ванных индивидов). 18. Эзотерико-гадательный бизнес. 19. Татуировочно-пирсинговый бизнес.
дегенерация
Рекламный плакат: набор юной татуировщицы. К уродованию своего тела лучше приучать с детства.
20. Особо бережное отношение к еврейству, культ "холокоста".
евреи в Европе
Еврейская тема -- must в современной Европе. Без Judaikum вы будете выглядеть дикарями и коммунистами. Полка книжного магазина в Праге.
21. Манера вытирать задницами тротуары, а потом тиснуться этими же задницами на сидения в общественном транспорте и т. п. 22. Манера задирать ноги на скамейки. 23. Тротуары в белых пятнах от жвачки. 24. Манера не носить шапок и громко сморкаться в общественных местах. 25. Орущие дети, которых никто не одёргивает, потому как они малочисленны и болезненны. * * * Чешский антикоммунизм -- тема обширная. В начале XX века комму- нистическое движение в Чехии было недоразвито, по-видимому, из-за того, что большинство "пассионариев" уходило в националистическое движение: боролось за независимость Чехии от Габсбургов. Поздней- шая аллергия на коммунизм у чехов обусловлена отчасти неприятием его привносителей в Чехию -- советских танкистов, отчасти здоро- вой потребностью в ненависти хоть к чему-нибудь (отсутствие нена- висти в народе -- признак его вырождения). После того, как ушли Габсбурги, на роль главного врага понадобился кто-то другой. Соб- ственно, мы и сами в большинстве не очень жаловали свой "комму- низм" в его реальных формах, но отношение к нему чехов всё-таки представляется необъективным. Чешских "жертв коммунизма" (по большей части чешского, кстати: хотя и происходившего из России, но в Россию-то занесенного из Европы) было сравнительно немного, и это наверняка были по преимуществу "правильные" жертвы, то есть, люди психически ущербные, защищать от которых общество было так или иначе желательно.
музей коммунизма
Рекламный плакат Музея коммунизма в Праге. Который над Макдональдсом. Дед Мороз -- агент красных. В постсоветской Чехии идеологически чуждый культ Деда Мороза был безжалостно выкорчеван.

Возврат на главную страницу
Hosted by uCoz